Спад в России — результат неудачной политики, а не санкций и цен на нефть

26 апреля на ленте ИА REGNUM появилось актуальное интервью академика РАН Виктора Ивантера, директора Института народнохозяйственного прогнозирования. Выясняла подробности и нюансы Ольга Красивская. Публикуем интервью с некоторыми сокращениями в редакции автора.

Корр.: Состояние российской экономики плачевное?

– Скорее неудовлетворительное — с точки зрения экономического роста. В 2015 году произошел экономический спад на 3,7%. И это результат неудачной экономической политики. Он не связан ни с санкциями Запада, ни со спадом мировых цен на нефть, как это утверждают другие. Это — результат спада инвестиционной активности.

Санкции же в целом для страны оказались даже полезными: в 2015 году мы рефинансировали свои долги, наши валютные запасы составили 360 млрд долларов, это внушительная цифра и колоссальный объем золотовалютных резервов. Мы, отвечая на санкции, ввели антисанкции и они практически компенсировали те проблемы, которые возникли в ВТО (Всемирная торговая организация). Производители вздохнули! Два сектора российской экономики показали высочайший уровень обновления: оборонно-промышленный комплекс (что доказали события в Сирии) и просто фантастический экономический рывок совершило сельское хозяйство. Впервые с 2010 по 2014 годы экономический рост по производству мяса птицы был выше 40%, а свинины — больше 25%. Мы приблизились к уровню физического насыщения рынка, чего не было никогда раньше! Почему такое произошло? Потому что мы впервые хорошо обращались с сельским хозяйством: дали ему деньги и обеспечили благоприятные условия для производства. Речь именно о производстве, а не о селе, которое, увы, еще в печальном состоянии. Теперь я опасаюсь одного: что найдется какой-нибудь чудак, который в процессе бюджетного секвестирования уменьшит количество денег, и тогда вновь вернемся к импорту. Очень характерно в этом плане обращение производителей из Воронежа к президенту Владимиру Путину. Они опасались, что Запад отменит санкции, а мы соответственно — антисанкции. Президент ответил, что это маловероятно, но даже и в этом случае, у нас есть рычаги для поддержки сельхозпроизводителей.

Корр.: Антикризисный план на 2016 год содержит 120 пунктов поддержки некоторых экономических отраслей и населения. Скептики утверждают, что миссия невыполнима!

– Любой антикризисный план должен включать в себя не только действия правительства, но и Центробанка (ЦБ), банковской системы, государственных и частных корпораций, действия региональных властей. Экономическая политика по Конституции вырабатывается президентом, и все действия должны быть скоординированы. Возможность выйти на положительный рост в 2016 году у нас есть даже при сохранении низких цен на энергоносители! А в 2017 году можно будет выйти на вполне приемлемые темпы экономического роста где-то в 3,5%. Вообще же потенциал российской экономики я определяю в 6−7%. Ключ к этому: восстановление инвестиционной активности, рост инвестиций. Инициатором процесса должно быть государство, а бизнес подхватит эту инициативу. В итоге задача антикризисной политики заключается в том, чтобы, опираясь на внутренние источники финансирования, трансформировать имеющиеся предпосылки в действующие факторы роста.

Корр.: А как же бюджетный кризис?

– Проблемы бюджета есть, и в ситуации снижения доходов Минфин занимается поиском снижения статей расходов, мы же предлагаем заниматься поиском новых источников доходов! Совершенно другая тактика. Конечно, речь не об избыточных расходах, от них-то надо избавляться всегда. Но сосредоточиться надо на поиске новых источников доходов. Алексей Кудрин предлагает профицитный бюджет, президент занял более прагматичную позицию: в нынешних условиях хорош дефицитный бюджет, он будет стимулировать экономический рост, но общемировая практика показывает, что он не должен выходить за пределы 3%. И источники покрытия такого дефицита – внутренние ресурсы, а не внешние займы! С другой стороны — снижение уровня потребления ведёт к снижению уровня доходов, а значит и к снижению уровня экономического роста. Значит, надо поддержать сложившийся уровень доходов бюджетников: и военных, и врачей, и учителей!

Корр.: Многие эксперты предлагают ЦБ напечатать побольше денег, а Центробанк опасается роста инфляции. Да и контроля за банковским сектором со стороны ЦБ вообще нет…

– У нас инфляция не монетарного характера, в стране ликвидность есть, другое дело, что она не там, где надо! Она — в финансовой сфере экономики, а должна быть в реальном секторе. Если увеличение массы денег идет для роста реального сектора, то это хорошо, а если мы с выпученными глазами разбрасываем кредиты, то тут хорошего мало! Вообще надо понимать, что это синхронизированный процесс: не бывает отдельно денежно-кредитной политики, отдельно финансово-налоговой, отдельно экономической политики. Что касается контроля, то ЦБ проводит довольно болезненную расчистку. Из 1500 банков на сегодняшний день осталось около 700! Но операции банков по большей части носят спекулятивный характер, вот здесь нужна работа.

Корр.: Что необходимо сделать для восстановления экономического роста?

– Сегодня надо, во-первых, поддержать потребление и во-вторых, — резко увеличить инвестиции. Темпы роста инвестиций возможны до 10% в год! В краткосрочной перспективе мы должны перейти не просто к положительным показателям роста ВВП, а сформировать объем доходов для повышения темпов и качества роста! Каковы же ресурсы восстановления экономического роста? Это – увеличение доли отечественных товаров на внутреннем рынке; формирование дополнительных доходов в производственном секторе; использование свободных финансовых ресурсов населения при стабильности рубля (23 трлн рублей у населения); возможность быстрой загрузки конкурентоспособных мощностей в металлургии, химии; осуществление крупных инвестпроектов: космодрома «Восточный», развитие инфраструктуры Крыма, объекты чемпионата мира по футболу 2018 и т.д. Способы финансирования — механизмы многоканальности финансовой системы: проектное финансирование, правда, проект уже сильно забюрократили. Общий объем инвестиций в стране 15 трлн рублей, а проектное финансирование не превышает 300 млн рублей. Фонд развития промышленности в 20 млн рублей — всего. Объёма денег явно не достаточно! Правда есть ещё инструменты долгосрочных корпоративных облигаций, бюджетная поддержка. В итоге, перспективная модель экономического развития и соответствующая ей экономическая политика включают две стадии:
на первой стадии – до 2020−2025 годов на основе внутреннего спроса формирует экспортный потенциал и повышает эффективность производства;
на второй стадии – до 2040 года формирует устойчивую экономическую динамику, позволяющую устранить отставание по показателям уровня жизни от наиболее развитых стран.

Подробности: http://regnum.ru/news/polit/2125898.html

Подписаться
Назад